Previous Entry Share Next Entry
nathoncharova

Уту – кровавая месть маори

В 1809 году произошло не рядовое событие – в Новой Зеландии туземцы вырезали почти всех пассажиров и членов экипажа британского судна «Бойд». Из семи десятков людей удалось уцелеть лишь четверым. Инцидент повлек за собой череду событий, закончившихся весьма плачевно для местного населения.




Трудности перевода
В 1809 году английское судно «Бойд» из Порта Джексон, что в Сиднее, отправилось к берегам Новой Зеландии. Его конечным пунктом являлась бухта Вангароа в Северном Острове.
Среди серой массы обычных пассажиров выделялся один – Те-Ара, которого британцы называли Джорджем. Особенность парня заключалась в том, что он приходился сыном вождю одного из маорийских племен. Каким ветром Те-Ару занесло в Австралию – неизвестно. Зато известно, что расплачиваться за билет до родного дома у него было нечем. Но капитана Томпсона отсутствие денег у жителя Новой Зеландии не смутило, поскольку на корабле всегда есть необходимость в лишней паре рук. На этом, похоже, англичанин с маорийцем и порешили.



Бриг «Бойд» шел к островам с конкретной задачей – команда намеревалась заняться сбором раковин каури – морских брюхоногих моллюсков. Заодно капитан хотел встретиться с вождем одного из племен, чтобы наладить торговые отношения. Те-Ара вначале пути вел себя максимально сдержано, не доставляя проблем ни пассажирам, ни команде. Он даже согласился на имя Джордж, чтобы не было недопонимая с белокожими. Но вскоре случилась коллизия. Капитан напомнил маорийцу, что за путешествие надо платить. И раз Те-Ара нанялся матросом, чтобы отработать стоимость билета, то ему необходимо выполнять рутинную работу и беспрекословно подчиняться начальству. Как говорили в одном известном фильме: «Субординация и выслуга лет». И вот однажды Те-Ара получил задание – отдраить палубу. Такого сын вождя стерпеть не смог. Разгорелся конфликт, основанный на культурном непонимании народов. Для Те-Ары все британцы являлись людьми второго сорта. И это неудивительно, учитывая его высокое положение на родине. Естественно, менталитет у него был соответствующий. Ни о какой черной работе он и не думал. Что именно сын вождя ответил на приказ Томпсона – можно лишь догадываться. Скорее всего, дело не ограничилось лаконичным «нет». Возможно, Те-Ара выразил отношение к черной работе высокомерными заявлениями о своем статусе, а заодно напомнил англичанам об их «втором сорте». Такое капитан, конечно, не мог спустить на тормозах. Все-таки на глазах у всей команды какой-то туземец поставил под сомнение его авторитет. Реакция не заставила себя долго ждать. Маорийца выпороли, после чего заперли в каюте, лишив еды и воды. А такого отношения уже не мог простить Те-Ара. На родине сотни солдат были готовы по одному лишь жесту отдать жизнь за молодого сына вождя, а тут какие-то англичане, пахнувшие ромом, подняли на него руку. Что для британцев норма, для маорийца – серьезное оскорбление. Находясь под арестом, Те-Ара придумал, как отомстить белокожим.



Месть по-маорийски
Англичан подвело незнание менталитета жителей Новой Зеландии. Возможно, если бы капитан «Бойда» знал, что за нанесенное оскорбление у маори принято расплачиваться кровью, сто раз подумал бы, прежде чем брать Те-Ару на борт. Но было уже поздно.
Молодой сын вождя решил схитрить. Сделав вид, что осознал вину, он в знак примирения предложил показать англичанам некую безопасную бухту. Томпсон поверил…
Как только Те-Ара сошел на берег, тут же сбежал. Но матросы лишь посмеялись над ним и не более. Никто и подумать не мог, что скоро их ждет кровавая расплата . А Те-Ара, вернувшись в родное племя, в красках описал все тяготы, мучения и унижения, которые доставили ему проклятые англичане. Вождь подвел итог: оскорбление, нанесенное его сыну, является оскорблением для всего племени. А раз так, только уту – кровавая месть. По большом счету, у вождя выбора-то и не было. Весть о том, что над его сыном поиздевались белокожие быстро разлетелась по соседним племенам. И те вожди ждали от него соответствующей реакции. Если бы отец Те-Ары не нанес ответный удар, они бы усомнились в его силе. А слабый вождь – это слабое племя, которое в одночасье становилось лакомой добычей. Скорее всего, отец Те-Ары понимал, что нападение на белокожих пришельцев повлечет за собой череду не самых радостных событий. Но законы диктовали ему свои условия. Вот такой получился замкнутый круг без права выбора ни у одной из сторон.



Чтобы понимать логику маори, нужно знать условия их жизни. Со стороны может показаться, что туземцы обитали в уютном и умиротворяющем тропическом раю. На первый взгляд, так и есть. Но если убрать красивую обертку Новой Зеландии, перед глазами окажется война, тянувшаяся на протяжении нескольких столетий. Многочисленные племена маори конфликтовали между собой из-за территорий и ресурсов. Причем их столкновения носили вовсе не формальный характер. Часто племя, проигравшее войну, или полностью истреблялось, или становилось рабом победителя. До прихода европейцев маорийцы сражались копьями, ножами из акульих зубов, дубинами, использовали луки и стрелы. Когда же Новую Зеландию все чаще и чаще стали посещать белокожие, туземцы обзавелись металлическим оружием. Но и без него они вполне достойно сражались и друг с другом, и с пришельцами. А в ближнем бою так и вовсе превосходили последних.



Тяжелые условия жизни, когда тень войны неизменно следует по пятам, наложили на маорийцев особый отпечаток. Туземцы отличались обидчивым и вспыльчивым нравом, который требовал кровавой мести за любое оскорбление. А их законы не видели разницы между соседним племенем и англичанам. Из-за этого за жителями Новой Зеландии закрепился статус вероломных дикарей-канибалов. Никто из европейцев (особенно на первых парах) не пытался разобраться для чего и почему маорийцы ели человечину. Это уже потом стало известно, что акт каннибализма – театрализованное действо, призванное испугать врага. Ну и заодно забрать и поверженного противника его силу.



Европейцы гораздо позже разобрались в тонкостях психологии жителей Новой Зеландии. А в начале девятнадцатого века они воспринимали их точно так же, как и тысячи других туземных племен, встречаемых на многочисленных островах, разбросанных по всем океанам. Поэтому, когда Те-Ара неожиданно вернулся, никто ничего не заподозрил. К тому же, к англичанам он пришел с выгодным предложением. Маориец рассказал о редких и жутко дорогих деревьях, произрастающих в глубине острова. И в знак дружбы сын вождя готов был показать заветное место белокожим. Англичане с наивной радостью приняли предложение маорийца. Томпсон тут же снарядил экспедицию, которую сам же и возглавил. В тот же день две лодки с матросами выдвинулись вглубь Северного острова.
Далеко они не уплыли. Едва углубившись в остров, европейцы оказались в заранее приготовленной ловушке. Битвы как таковой и не было, была бойня. Ни одному из англичан уцелеть не удалось. Казалось бы все, Те-Ара совершил акт кровавой мести, ведь среди погибших находился и его главный обидчик – капитан Томпсон. Но сыну вождя этого было мало. Он решил уничтожить всех европейцев, которые стали невольными свидетелями его позора. Те-Ара приказал своим войнам переодеться в костюмы убитых англичан, дождаться захода солнца, а потом атаковать корабль.



Сказано – сделано. Когда стемнело, переодетые маорийцы на тех же двух лодках подошли к «Бойду». И хоть на корабле находились часовые, они ничего не заподозрили, подумав, что это капитан и матросами вернулся обратно. Атака была молниеносной. Маорийцы, максимально сильно высунув языки, напали на англичан. Языки они высунули не просто так, этим туземцы продемонстрировали свое желание съесть противников.
Почти никто не успел оказать сопротивления, лишь пятеро матросов сумели забраться вверх по такелажу. За ними маорийцы не полезли. С верхотуры англичане с ужасом смотрели на то, как дикари убивали их сограждан и грабили корабль. Спустя некоторое время туземцы ушли, прихватив с собой не только награбленное, но и тела погибших европейцев, а также несколько живых людей, попавших в плен. Убитых европейцев забрали не как трофеи, а как главное блюдо предстоящего пира. Еще бы, ведь они смогли расправиться с белокожими пришельцами! Об этом просто обязаны были узнать все соседние племена.



До утра матросы боялись спуститься. Но с рассветом к кораблю подошло другое маорийское племя во главе с вождем Те-Пахи. Именно с ним англичане рассчитывали поторговать. Поэтому счастливчики покинули корабль, доверившись дружелюбным туземцам. Но англичанам фатально не везло. Стоило им сойти на берег, как из-за деревьев появились воины Те-Ары. И хоть Те-Пахи старался вразумить представителей соседнего племени, его попытки не увенчались успехом. Те-Ара потребовал отдать ему англичан, пригрозив в случае неповиновения войной. Те-Пахи согласился. Четырех матросов убили сразу (есть версия, что и съели), а одного взяли в плен, чтобы казнить (и съесть) уже в деревне.
Грабеж «Бойда» продолжился. По всей видимости, в этом «мероприятии» приняли участие и воины Те-Пахи. Скорее всего, туземцы что-то не поделили, раздался мушкетный выстрел (возможно, чистая случайность). Из-за этого загорелся пороховой запас и вскоре прогремел мощнейший взрыв. Корабль был практически уничтожен. Есть версия, что вместе с судном погибло и несколько маорийцев, в том числе и отец Те-Пахи.



Нельзя лезть в драку
Те-Пахи понимал, что соседнее племя заигралось и переступило черту. Расправиться с ничего не подозревавшими европейцами – это одно. А вот противостоять профессиональным белокожим солдатам, вооруженным мушкетами и пушками – совсем другое дело. Как известно, благими намерениями выстлана дорога в ад. Это на собственной шкуре ощутили и вождь Те-Пахи, и вся его деревня.
Каким-то образом он сумел остановить проходящий мимо корабль с англичанами и рассказал им о трагедии на «Бойде». Те обещали сообщить «куда следует».
Спустя несколько недель в бухту Вангароа вошел британский корабль «Эдинбург». На его борту – чего как раз так боялся Те-Пахи – были не собиратели ракушек и торговцы, а профессиональные солдаты (по другой версии – китобои). Он не стали разбираться кто виноват, а атаковали первую же попавшуюся деревню. По роковому стечению обстоятельств она принадлежала племени Те-Пахи. Англичане никого не пощадили, устроив показательную казнь маорийев. Погиб и добрый вождь, пытавшийся вразумить своих кровожадных соседей.
После уничтожения деревни Те-Пахи, англичане добрались до поселения Те-Ары. Под угрозами расправы маорийцы все-таки сдались и выдали пленников. И англичане с чувством выполненного долга уплыли.
Существует и другая версия развития событий. Так, команда «Эдинбурга» не уничтожала деревню Те-Пахи. Англичане сумели добиться освобождения пленников силой и хитростью, после чего уплыли. Европейцев это возмутило. Они захотели нанести ответный удар, на который по каким-то причинам не осмелился капитан «Эдинбурга». Поэтому карательная экспедиция вошла в бухту Вангароа чуть позже. Солдаты атаковали первую же подвернувшуюся деревню, сожгли ее дотла, вырезали население и отчалили. Но что в первой версии, что во второй – Те-Ара и его поселение не пострадало.



Событие, произошедшее в Новой Зеландии, было растиражированного множеством как австралийских, так и европейских газет. Журналисты соревновались друг с другом в навыках хоррора, закрепив за маори репутацию агрессивных, коварных каннибалов. А Новую Зеландию еще на протяжении долгих лет после гибели команды и пассажиров «Бойда» стали называть не иначе как «Островами людоедов». О том, что там произошло на самом деле и кто виноват быстро забылось. Никто не вспоминал ни капитана Томпсона, который решил не считаться с обычаями туземцев, ни Те-Ару, поставившего под удар свое племя из-за собственного высокомерия. Остались лишь голые факты: вероломно убитые европейцы и каннибализм.
После инцидента с «Бойдом» и ответной карательной экспедиции отношения между коренным населением островов и европейцами сильно испортились. Первые стали более агрессивными, видя в пришельцах угрозу для жизни. Вторые уверились в том, что с каннибалами нельзя иметь никаких дел, а разговаривать нужно лишь с позиции грубой силы.
с

Recent Posts from This Journal


promo nathoncharova july 4, 2014 12:52 151
Buy for 40 tokens
Меня зовут Наталья Гончарова. Виртуальная жизнь стала основой в моей повседневной жизне. Интернет - мое новое увлечение, которое удерживает меня часами у монитора, забыв даже за книги, вязание и другие домашние дела. Только внучки напоминают, что есть и другие увлечения и моя обязанность их…

  • 1
Ужасное событие.

Маори не раз наносили поражения английским регулярным войскам. Начавшаяся война (первая война в Таранаки, 1860—1861), которую вело главным образом племя нгати-ава под руководством вождя Вирему Кинги, была лишь первой из серии войн, постепенно охвативших всю страну.

Первая война в Таранаки ярко обнаружила как сильные, так и слабые стороны маорийского освободительного движения. Сильной стороной был, во-первых, необычайный героизм маорийских воинов, которые с беззаветным мужеством сражались против превосходящих по численности и вооружению сил противника; во-вторых, высокая фортификационная техника. Не раз во время войны англичанам приходилось нести тяжелые потери при осаде и штурме маорийских па; одна из таких попыток, штурм па Пукетакауере (27 июня 1860 г.) кончилась для англичан печально: несмотря на предварительный артиллерийский обстрел укрепления, его защитники сумели энергичной вылазкой не только отбить противника, но и совершенно разгромить его. Борьба за хорошо укрепленную па Те-Ареи тянулась 21/2 месяца (январь — март 1861 г.); лишь после введения в действие тяжелой артиллерии защитники па прекратили сопротивление. Следует отметить, что маори вели войну весьма своеобразно, согласно древним обычаям, совершенно неуместным в данном случае. Так, окружив однажды большой отряд англичан, они послали им много съестных припасов, чтобы те не умерли с голоду; они предупреждали англичан о дне атаки и т. д. Когда одного вождя спросили: почему он не захватил английский транспорт с вооружением и продовольствием (а он мог это сделать), он ответил следующим образом: «Почему? Ты глуп. Если бы мы забрали их порох и пищу, как бы они стали воевать?».

  • 1
?

Log in

No account? Create an account