Previous Entry Share Next Entry
nathoncharova

За что советский человек получал клеймо «тунеядец»

Современникам образ тунеядца знаком по сатирическим образам советских фильмов. Этакий рубаха-парень, добрый, но бесшабашный, вроде и не вредитель, но ведущий праздную жизнь. Он не встает по утрам рано и не спешит на работу. По сюжету киноленты чаще всего рядом с ним находятся примерные граждане СССР, которые стараются его образумить и помочь свернуть с пути паразитического существования. Непременными героями фильма также являются порядочные милиционеры, отправляющие тунеядца на исправительные работы. А как было на самом деле?




«Граждане дебоширы, алкоголики, тунеядцы…»
Тунеядство в СССР стояло в одном ряду с более серьезными проступками, такими как нарушение общественного порядка, злоупотребление алкоголем, нанесение легких физических травм. Этот термин появился в обиходе из церковнославянского языка, дословно он означает даром (без оплаты) есть, кушать. Жить за счет другого человека, использовать чужой труд, бездельничать, не приносить пользу обществу – тунеядство считалось самой популярной разновидностью социального паразитизма.



В 1961-1991 годах в законодательстве Советского Союза существовала четкая формулировка такого правонарушения, состав преступления находили в «длительном проживании совершеннолетнего трудоспособного лица на нетрудовые доходы с уклонением от общественно полезного труда».
Само по себе слово «тунеядство» и его производные упоминались еще в официальных документах Российской империи, но тогда оно не имело столь негативной окраски и не воспринималось как правонарушение.
Как становились тунеядцами?
Причины тунеядства были весьма разнообразны. Обтекаемость самой статьи закона, содержание которой постоянно редактировалось, позволяло подводить под это понятие совершенно разных людей. Изначально за бродяжничество судились цыгане, бродяги и профессиональные попрошайки, потом к списку тунеядцев добавились люди, ведущие асоциальный образ жизни. Попадали и те, кто не успел за определенное время поступить в училище или устроиться на работу. По статье за тунеядство часто судили верующих и диссидентов.



В конце 50-х годов список пополнился лицами, преднамеренно уклонявшимися от физического труда, и теми, кто получал доход с приусадебных участков. Еще одной категорией потенциальных преступников стали представители сект, которые отказывались работать по определенным убеждениям.
После редакции закона о тунеядстве в 1961 году, наказание по статье ожидало тех, кто по каким либо причинам не имел определенного места работы в течение 4 месяцев в году.
Во времена сталинского режима борьба с тунеядством была вынужденной мерой – пережившая военную разруху страна нуждалась в большом количестве рабочих рук. А вот когда у руля встал Хрущев, все эти действия получили уже идеологическую окраску.
Кто не работает – тот не ест! Или как вычисляли тунеядцев
Совсем неудивительно, что все законы, направленные на борьбу с социальным паразитизмом, которые то ужесточались, то смягчались, встречались с восторгом добропорядочными гражданами СССР. Воспитанные на идеологии светлого коммунистического государства, с утра до вечера честно строящие свою великую страну у станков заводов и фабрик – они считали справедливым требование властей и принуждение к труду, а вследствие нарушений – строгое наказание.



Изначально поиск и выведение на чистую воду тунеядцев были возложены исключительно на органы МВД. Но слуги народа часто не справлялись с нагрузкой, и тогда им на помощь приходили бдительные граждане СССР. Создавались так называемые суды общественности – группы добросовестных активистов, в число которых входили комсомольцы, дружинники, партийцы, примерные хозяйственники.
В коллективах с тунеядцами проводили беседы, брали их на перевоспитание, а в случае если ничего не помогало – отдавали милиции, где наказания становились гораздо строже. Бдительные соседи и родственники тоже прилагали усилия к вычислению лентяев – часто причиной преследования становились доносы соседей и друзей семьи.
Тунеядству – бой!
Большинство источников утверждают, что статья 209, регламентирующая наказание для тунеядцев, появилась в 1961 году. Но правильнее будет считать, что она стала лишь удачной редакцией существовавших ранее подобных формулировок. Меры наказаний для тунеядцев постоянно менялись.
Например, в 1951 году за «злостное паразитирование» (если неработающий попадался второй раз) отправляли в колонию на 1 год, а если арестован впервые – ссылали за 101-й километр.
Во второй половине 50-х наказанием стала ссылка в отдаленные северные районы страны. В 1961 году ужесточились параметры, по которым можно было получить клеймо тунеядца, а наказанием стали принудительные физические работы в местах поселения сроком от 2 до 5 лет.



Во времена правления Леонида Брежнева к тунеядцам относили алкоголиков, бродяг, наркоманов, криминальных элементов. С ними проводили профилактические беседы, порой помогали устроиться на работу. Именно тогда пошли массовые трудоустройства дворниками, сторожами и появились первые липовые записи в трудовых книжках.
Интересно, что в Советском Союзе всем лицам, обвиненным в тунеядстве, присваивали аббревиатуру «БОРЗ», которая расшифровывалась как «без определенного рода занятий». Впоследствии в обиходе появился жаргонизм «борзой», характеризующий человека, стойко не желающего работать на благо общества.
Против тунеядства была развернута агитационная деятельность, об этом свидетельствует огромное количество плакатов и листовок, посвященных обличению этого явления.

Самые известные советские тунеядцы
Парадокс существования закона о тунеядцах заключался еще и в том, что среди тех, кто был в соответствии с ним осужден, можно найти немало людей, известных на всю страну – это писатели, публицисты, актеры, поэты. А все потому, что их труд система не признавала общественно полезным и значимым.
Среди тех, кто получил срок с формулировкой «за тунеядство», оказался нобелевский лауреат, поэт Иосиф Бродский. Он был арестован и отправлен в ссылку на принудительные работы сроком на 5 лет в Архангельскую область. Причем в его обвинении участвовали не только представители власти, но и коллеги, читатели. На суде Бродский пытался оправдаться, но все было бесполезно, судья решил, что поэтом подсудимого никто официально не признавал, а значит, и профессии, и работы у него нет. Правда, срок наказания в итоге был сокращен благодаря мощной поддержке писателей и поэтов со всего мира.
Публицист Андрей Амальрик в 1965 году получил 2,5 года исправительных работ и был сослан в Сибирь. Актер Николай Годовиков, прославившийся на всю страну после сыгранной роли Петрухи в фильме «Белое солнце пустыни», также имеет судимость по 209 статье. Согласно его биографии, в 1977 году он получил травму, после которой не мог работать, а в 1979 его посадили в тюрьму за тунеядство.



Еще одним неоднозначным арестованным стал Иосиф Бегун, который занимался преподаванием иврита. Он тщетно пытался доказать, что преподавание является трудовой деятельностью, но суд его доводы не принял, решив, что никакой пользы обществу такая деятельность не приносит и отправил его в ссылку в Магадан на 2 года.
Под подозрение в тунеядстве попадал и писатель Владимир Войнович, но его не осудили. Правда, нашли антисоветчину в его знаменитом произведении «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» и выслали писателя из страны. Среди тех, кто был под подозрением и неоднократно подвергался преследованиям правоохранительных органов СССР, были талантливые ученые, уважаемые преподаватели, сатирики и даже пенсионеры.
Погрешности системы
Как и в любом идеологически окрашенном деле, в поиске и наказании тунеядцев были свои погрешности и ошибки. Анализ всех случаев ареста показал, что далеко не все граждане, осужденные по статье 209, справедливо получали свое наказание.
В списке преступников-тунеядцев были те, кто по стечению обстоятельств оказался временно нуждающимся, пытался заниматься частным трудом, вел образ жизни, неугодный властям, поменял место жительства и вовремя не получил запись в трудовой книжке, а также те, чей труд представителям власти не казался важным и приносящим пользу обществу. Как и во многих законах и решениях, субъективный фактор играл в то время весомую роль. Хотя нельзя ни сказать, что была и польза от преследования тунеядцев. Многие граждане СССР вставали на путь истинный после бесед, проводимых с ними. И в советские годы не работать, злоупотреблять алкоголем, вести асоциальный образ жизни, жить за счет жены и других родственников все же стыдились, чего нельзя сказать о нынешнем времени.


с

Recent Posts from This Journal

  • Ежегодный праздник!

    В шестьдесят три года хочется Не узнать про одиночество. В мой чудесный день рождения Я нужна всем, без сомнения! Не грозит мне забвение,…

  • Вся правда о лени

    Психологи расценивают лень как недостаточную мотивированность, генетики видят в ней наследственный фактор, моралисты не устают корить лентяев. С…

  • Вся правда о рукопожатии

    Рукопожатие – вроде бы элементарный жест, и для многих лишь формальность, но он играет важную роль в нашей жизни, и относиться к нему надо…


promo nathoncharova july 4, 2014 12:52 146
Buy for 40 tokens
Меня зовут Наталья Гончарова. Виртуальная жизнь стала основой в моей повседневной жизне. Интернет - мое новое увлечение, которое удерживает меня часами у монитора, забыв даже за книги, вязание и другие домашние дела. Только внучки напоминают, что есть и другие увлечения и моя обязанность их…

  • 1
Несколько странным выглядит воздействие на тунеядцев через коллектив. Если некто нигде не работает, то ни к какому трудовому коллективу он не принадлежит.

Автор сам не знает что пишет. В 70 годах нужно было очень сильно достать кого то чтобы получить срок по 209 УК РСФСР. Только 10% возбужденных по этой статье заканчивались реальным сроком. Субъект должен по доброй воле или за ручку с участковым пройти мед комиссию после чего его направляли на административную комиссию в исполком где ему выписывали предупреждение о трудоустройстве в течение месяца в конкретное учреждение либо по его усмотрению . Только в том случае если субъект не устроился возбуждали уголовное дело . Надо сказать занятие очень хлопотное для участкового . Субъект не желал проходить комиссию нужно было его ловить , не желал сдавать каку, мог не явиться на административную комиссию да и после предупреждения мог сбежать в другой город.

Да, разумеется. Статью пошили тому же Бродскому по ходатайству местного отделения союза писателей, которые предпочли апелляцию к городовому творческой дискуссии. Не будь этого ходатайства, подкреплённого позицией обкома, участковый бы сам не стал заводить волынку: Бродский не буянил, не спекулировал, не содержал притон с неприличными девочками — так зачем же мент станет придумывать себе лишнюю работу?

Правильный вывод .Многие не работали по разным причинам и никто ни кого не трогал если человек не светился в криминальных кругах ,не переходил дорогу партийным чиновникам .

Но формально статья существовала.

Конечно ,статья снижала уровень криминальной преступности в обществе и была полезной. Если бы все бросили работать то автоматом бичом общества стали бы разбои, грабежи, кражи ,мочилово в сортирах как в 90.

Все, или даже большинство, точно бы не бросили. За границей статьи за тунеядство нет, но большинство трудоспособного населения работает.

Я употребил сослагательное наклонение ,но уверен ,что только единицы бросили бы работу. В СССР на работе получали жильё , направление на учёбу в заочные и очные ВУЗ-ы ,путёвки ,льготы для проезда на транспорте, детские сады ,ясли. Выгнать добросовестного работника с работы было сложно без согласия профсоюза. Все телеграфные столбы пестрели объявлениями " Требуются на работу " одиноким предоставляли общежитие ,давали подъёмные , медкомиссия бесплатная. Профессию гражданин осваивал во время работы в статусе ученика .

Освоить профессию можно также в ПТУ, техникуме или вузе. В очный институт поступить после школы. Льгот на проезд не припоминаю, хотя и работал на советском заводе. Но в любом случае, большинство населения любой страны к тунеядству не склонно.

В СССР железная дорога была ведомством . Это ведомство имело свои дома культуры ,больницы ,пожарные части ,депо ,МПС,и т. д. Врачи железнодорожной больницы ,санитарки ,медсёстры тоже имели право во время отпуска пользоваться бесплатным проездом по железной дороге не говоря уже о работниках депо ,работниках связи ,путевых рабочих, машинистов паровозов ,тепловозов, электровозов. В речном ведомстве льготы для проезда на речных и морских судах. В авиационном ведомстве на самолётах . Не знаю были ли привилегии у работников автотранспорта. Были конечно предприятия где не было привилегий- это оборонные , строительные ,машиностроительные. В городе где я живу раньше были все предприятия ж\д ,речные, и авио. Во время перестройки эти ведомства прекратили своё существование.

Насчёт железных дорог спорить не буду, потому что не знаю, никогда в системе МПС не работал. Что до машиностроения, то хорошо было в системах министерств среднего и общего машиностроения, а вот на машиностроительных заводах гражданского назначения — как повезёт, сужу по своему опыту, ибо работал в системе сельскохозяйственного машиностроения, на тракторном заводе. Средненькая медсанчасть с палатами на 8-10 человек, средненькие садики и пионерлагерь, раз в квартал — талон на колбасу в количестве 1.5 кг на работника или на 2.5 кг мяса (с костями), никаких льгот с проездом куда бы то ни было, и ведомственный санаторий отнюдь не в нашем (в советское время ещё украинском, но нашей была вся Украина) Крыму или в каких Гаграх-Пицунде-Юрмале-Сочи-Евпатории-Трускавце-Кисловодске, а в Нечерноземье, в 30 км от областного центра, где находился сам завод, ехать туда на электричке за свой счёт. Выбор путёвок в профкоме довольно унылый — в основном на турбазы со спартанскими условиями, а не в комфортабельные санатории и пансионаты. Столовые, правда, на заводе были получше городских, особенно в кузнечном цехе, что было, то было.

Этот уровень жизни в какие годы?

Конец 80-х, когда я по контузии выпал из армии и стал работать на гражданском предприятии. Но по словам знакомых, в конце 70-х — начале 80-х было хуже: в частности, талонов на колбасу вообще не давали, в пионерлагере мелких скверно кормили, ведомственный санаторий-профилакторий был на 30 мест и располагался в здании рядом с заводоуправлением, а с 1986 стало получше.

В 55 -60 -х не было проблем и дефицита с продуктами. До 61 года хлеб в общепитах и соответственно в ресторанах был бесплатный. В 70 годах было нормально до начала 80-х. В Питере и Москве ,конечно всё было. Лично мне довелось впервые увидеть талоны в конце 80-х.

В 1955-60 были продукты, но было плохо с деньгами: заработки начали расти уже при Брежневе, до него рабочие и низовые ИТР получали довольно смешные деньги. Во второй половине 70-х талоны уже были, но не повсеместно: например, на Урале и в части городов Средней Волги. При этом не всегда удавалось их отоварить, могло быть так: талон в жэке выдали,но мясо в том месяце не завезли (талон в те времена имел прикрепление к конкретному магазину), а талон действителен только месяц. В Москве было весьма всё по советским меркам прилично до самой поздней перестройки, хотя в 1982 году на несколько месяцев пропало сливочное масло, но потом оно опять появилось. Было недурственно в союзных республиках, вроде Прибалтики или Грузии. Хуже всего было в России, кроме Москвы, Ленинграда, Кубани и закрытых городов. Но вся РСФСР не может же жить в Москве или на Кубани.

Кстати, в том городе, где я работал на заводе, талоны были только у работников двух заводов — тракторного и электроприборного, они имели подсобные хозяйства, сдавали мясо государству, а оно выделяло дополнительные фонды для работников. Просто горожане талонов не получали, и мясо/масло/колбасу могли покупать только в Москве.

Edited at 2018-01-14 08:05 am (UTC)

Мой отец на паровозе в середине 50 -х зарабатывал 14- 16 тысяч в месяц . Шахтёры Воркуты , Инты ещё больше. Стоимость авто "Победа"- 16 тысяч

Это — очень небольшая часть рабочего класса. Большинство работали на обычных заводах токарями, сварщиками, сборщиками, кузнецами и т.п.

Слесаря, паровозного депо получали не менее 10 тысяч и запросто содержали в достатке семьи с тремя детьми. Сталевары и работники горячих цехов(кузнецы ,сварщики ,кочегары ) в средней полосе получали не меньше восьми тысяч. Партноменклатура и инженеры первогодки после ВУЗ-а сидели на подсосе.

Я не знаю, где это кузнецы и сварщики не на Крайнем Севере и не в Арзамасе-16 получали по 8,000 старыми деньгами (800 новыми по курсу после 1961). У нас они могли иметь 300-350, до 400, что для СССР довольно неплохо, но 800 было у гл. инженера, а не у рабочих (случайно увидел в ведомости на сбор партийных взносов зарплату и его, и генерального директора, я состоял на партийном учёте в заводоуправлении, и они — тоже, з/п генерального директора составляла 1,000 грязными).

Edited at 2018-01-14 08:48 am (UTC)

Спорить не стану . В северных районах где я жил зарплаты были такими как я написал. После 61 года снизились ,а когда появились тепловозы стали ещё меньше Знакомые потомки сталеваров из Череповца говорили про зарплату в 8000 тыс в середине 50 годов.

у нас сейчас этих тунеядцев мильоны....))

Если они не воруют и не разбойничают, то пускай себе.

Суровое было время

С добрым утром!

Хочешь помочь новичку делай вместе с ним.
Хочешь помочь старику делай вместо него.
Хочешь помочь мастеру отойди и не мешай.
А хочешь помочь дураку сам дурак. ))

  • 1
?

Log in

No account? Create an account